Рубрики
История Питание Психология

Священная анорексия. Екатерина Сиенская

В Средневековой Европпе уховный аскетизм, проявлялся порой в самых радикальных формах. В те времена анорексия была спосбом жертвенной демонстрации веры.

В прошлом, примерно в 30-50 годы 20 века, в обществе женщин осуждали за худобу. Выходили различные рекламные проспекты, в которых призывали женщин набирать вес, пугали их тем, что если они будут худыми, мужчины перестанут обращать на них внимание. Примерно во второй половине 20-го века в массовом сознании стал культивироваться образ плоской девушки-худышки.

Шло время и теперь нам кажется, что анорексия — это модная болезнь современности. Но так ли это на самом деле?

Я уже писал о булимии в Древнем Риме. В этой статье я хочу обратиться к временам средневековья, чтобы найти ответ на этот вопрос.

Представления о женском теле в Средние века

В Средневековый период в Европе господствовали умонастроения, превозносившие духовный аскетизм, проявлявшийся порой в самых причудливых формах, как средство достижения божественного. Основной идеей средневекового аскетизма было презрение к плотскому началу. Человек был смертен, потому что был греховен. Все тяготы жизни, которые обрушивались на людей в этой жизни, были ниспосланы в искупление не только личных грехов, но и грехов всех предшествовавших поколений, вплоть до первородного греха. Плоть была источником всякого греха, и борьба с плотским началом принимала самые различные формы.

Женское тело, будучи выражением сексуальности, считалось особенно греховным. Пышные формы с видными грудями считались орудием соблазна, а значит – Диавола, тогда как мужское тело было сформировано Богом. Считалось, злокозненное любопытство Евы и ее наивность довели Адама до греха. По этому, женщина, как главная виновница грехопадения, должна была нести двойную кару за свой грех — рожать на свет детей в муках.

Согласно представлениям Средневековья, выбор супруга целиком зависел от родительской воли, в противном случае женщина могла уйти в монастырь. Однако, став монахиней ей не дозволялось учиться, занимать властные должности, публично выступать или проповедовать. Однако способность женщины отрешится от плотского, погрузиться в транс или впасть катотаническое состояние, сопровождавшееся появлением стигматов, спонтанной лактацией или кровотечением, считалось высшим проявлением духовности. «Священная анорексия» вместе с самобичеванием и другими телесными страданиями давали возможность женщине заявить о наличие у неё мистической силы и предоставляли ей возможность убедительно подтвердить свою святость. Рассматривая анорексию как проявление святости, итальянский историк Рудольфа Белла исследовал жизнеописания 170 итальянских святых средневековья, он пришел к выводу, что более половины из них проявляли симптомы анорексии.

Святая Екатерина Сиенская

В 1347 году разразилась страшная эпидемия «черной чумы», от которой за несколько месяцев вымерло более трети населения Европы. Подсчитано, что мир был отброшен назад во времени на два поколения. Население Сиены сократилось с восьмидесяти до пятнадцати тысяч человек. Именно в этот страшный 1347 год в Сиене в семье красильщика сукон Якопо де Бенинкаса родилась Екатерина. Мать Екатерины, монна Лапа, была дочерью Сиенского поэта Пуччо де Пъяченте. Родив 25 детей, она дожила до 89 лет.

Мать Екатерины, была сильной женщиной с волевым характером, всегда недолюбливала свою дочь. Отчасти оправдывая это тем, что систра-близнец Екатерины, Джованна, умерла во младенчестве. Третируемая своей матерью, в возрасте семи лет Екатерина, по собственному позднему рассказу, решила посвятить своё девство Христу. Этим поступком, Екатерина думала искупить свой грех перед матерью и рано умершей сестрой.

У матери же были другие планы. Когда девочка стала подрастать, она учила ее заботиться о своей внешности и нарядах. Не имея успеха, мать прибегала к помощи своей старшей замужней дочери Бонвентуры, которую Екатерина нежно любила. Девочка поддалась настояниям сестры, но потом, горько в этом раскаялась и еще решительнее стала отвергать всякие наряды. Между тем родители и близкие начали присматривать женихов, и когда убедились в полном нерасположении девушки к браку, то обратились к бывавшему в их доме доминиканскому монаху. Тот обещал свою помощь, но, поговорив с девушкой, поддался ее влиянию и, одобрив ее устремление, привел пример св. Клары. Последовав его совету, «как будто посланному с неба», Екатерина обрезала свои волосы, «которыми она так много нагрешила и которые так возненавидела». Екатерина открыто заявляет о своем намерении ни когда не выходить замуж. Ест только хлеб и сырые овощи, пьёт только воду.

Екатерина решила «лишить себя этой плоти, всей плоти, насколько это возможно». Когда ее мать настаивала на том, чтобы она ела, Екатерина тайком начала бросать мясо под стол. Этот конфликт с ее матерью был истолкован позже как признак того, что «Екатерина, все еще, будучи ребенком, уже начала развивать способность использовать свою истинную внутреннюю силу, которую она получила только из ее личных отношений с Богом». Конфликт с её матерью, Лапой, трактовался, в последствии, как демонстрация веры и понимания религиозного «выбора» Екатерины, которого Лапа, однако, признавать отказывалась.

Мать пытались образумить свою дочь. Чтобы лишить ее возможности уединяться и предаваться молитве, у Екатерины отняли комнатку и заставили ее исполнять черную работу в доме и на кухне, специально уволив всю прислугу. Екатерина безропотно покорилась и исполняла тяжелую работу добросовестно и даже охотно. Для нее это приобрело значение служения Высшему: в отце она видела Спасителя, в матери — Богородицу, а в братьях, сестрах и подмастерьях отца — апостолов и учеников Христа, служа всем с удвоенным радением.

С матерью Екатерина была послушна, но непреклонна. Мать пыталась излечить строптивую дочь и с этой целью повезла ее с собой на воды, надеясь, что теплые серные ванны укрепят ее тело и вызовут в ней желание жизни. Екатерина покорилась, но сумела и «эти козни сатаны» обратить себе на пользу и найти средства «истязать свое тело среди приятных ощущений». Она убедила мать, чтобы ей позволили принимать ванну наедине. И тогда она пускала на свое тело горячую струю серной воды. Екатерина переносила эту боль, напряженно думая о мучениях ада и чистилища, умоляя Творца, чтобы Он милостиво заменил те заслуженные ею мучения этими, добровольно на себя взятыми, и твердо веря, что удостоится этой милости, с наслаждением переносила свои страдания.

Когда в августе 1362 года неожиданно, во время родов, умерла её любимая сестра Бонавентура, которая «счастливо вышла замуж за богатого красильщика, который был груб и жесток». В это время Екатерине исполнилось 15 лет и её мать Лапа, всегда заботящаяся о благополучии семьи, открыто заговорила о возможности того, что Екатерина может выйти замуж за вдовца своей сестры, потому, что он был состоятельным красильщиком и мог гарантировать экономическое благополучие всей семьи Бенинцаса. Это подкрепило её устремления посвятить себя монашеству.

Напряжённость в отношениях с матерью нарастала. У Екатерины начинаются приступы «компенсационной анорексии». Она теряет половину своего веса, в намеренье подтвердить истинную преданность Богу, отказавшись от всего «телесного». Екатерина выступает резко против призывов матери начать нормально питаться. Тогда Лапа посылает свою дочь к дону Томмазо из Фонте, местному священнику, (обратите внимание на аналогию с отправкой психиатру в подобных ситуациях сегодня). В ответ на предписания Дона Томмазо, во имя Бога принимать пищу не реже одного раза в день, Екатерина начинает вызывать рвоту после с каждой попытки принятия пищи:

«Бог не заставил меня есть, чтобы исправить разврат моего горла. Я молюсь, чтобы начать питаться, но это Его желание необходимое для моего искупления таким образом».

Дон Томмазо не знал, стоит ли считать ее святой или сумасшедшей. Возможно, Екатерину кормила демоническая сущность. Эта догадка проистекает из того факта, что ее истощенная внешность не соответствовала её гиперактивности, а также большой физической и умственной силе.

Наконец, отец Екатерины, занял позицию своей дочери (впервые пойдя против воли своей жены). Екатерина вернулась в свою крохотную комнату в своем родном доме и начала самобичевание, и не ела и не спала, перед лицом гнева и отчаяния матери. Кроме того, друзья семейства, имеющие влияние на Лапу, говорили, что Екатерина безумна или околдована.

«Я хотел видеть тебя матерью как настоящей матерью не только моего тела, но и моего разума. Я думаю, что если бы ты любил мой разум больше, чем мое тело, твоя преувеличенная нежность бы умерла, и ты не стал бы так страдать, от того, что стала, лишена моего телесного присутствия. На самом деле вам должно быть с утешением думать, что у меня особые отношения с Богом, поэтому вы должны поддержать мои страдания».

Екатерина вступает в монашеский орден Менталлате и в возрасте 21 год таинственным образом обручается с Христом в присутствии Богоматери. Одновременно она получает призыв выйти из добровольного заточения, чтобы служить людям. Она ухаживает за больными, помогает бедным, старается обратить грешников на путь истинный. Вскоре умирает её отец, и Екатерина вынужденно покидает Сиену. Вместе с этим она расширяет поле своей деятельности, ставя перед собой цель — возвращение папы Григория XI из Авиньона в Рим. В то время «настолько велика была необходимость в спасении людей, что у нее не было времени думать, не говоря уже о том, чтобы прикасаться к земной пищи».

Пьер Сюблейра. Мистическое обручение святой Екатерины Сиенской
Пьер Сюблейра. Мистическое обручение святой Екатерины Сиенской

В те дни, когда она совершала причастие, она продолжала поститься. «Чтобы не создавать скандал, она иногда брала немного салата, свежих овощей и фруктов, но потом поворачивалась и выплёвывала их. И если ей этого не удавалось сделать, проглотив только один кусочек, не давала ему добраться до желудка, пока не получала возможность извергнуть его из себя: непрерывная рвота приносила ей столько боли, что ее лицо почти разрывалось. Иногда она уходила с одним из своих друзей и он просовывал в ее горло палочку фенхеля или гусиное перо, пока она не извергнет из себя всё что проглотила».

Она сумела защитить нового Папу Урбана VI от Авиньонского раскола Климента VII. Однако отношение Папы и других духовников были для нее источником, сильных эмоциональных переживаний граничащих между надеждой и глубоким разочарованием. В конце концов, разочаровавшись в новом Папе, она решила больше не есть. Тем самым желая принудить духовных понтификов, к тому, чтобы они признали то, что она «принесла на плечах своих ошибки и зло Церкви и тех, кто ею управляет». В то же время, она заявила о своей вине за то, что не всегда могла понять как следует ей реагировать на волю Христа.

Мысли о том, что ее обманули или обманули Бога, способствовали ещё большему обострению нервной анорексии. Екатерина запирается в своей келье на три месяца, принимая только воду и скудную пищу. 29 апреля, 1380 в возрасте 33 года Екатерина умирает.

Рака с мощами святой Екатерины в Санта-Мария-сопра-Минерва
Рака с мощами святой Екатерины в Санта-Мария-сопра-Минерва

Заключение

Явление «священной анорексии» может как ответ на социальные структурные факторы и патриархализм средневекового католицизма. Примечательно, что святая Екатерина сделала свой выбор в подростковом возрасте, известным как кризис подросткового возраста. Доминирующие положение матери в семье и её неприязнь к младшей дочери оставляли для Екатерины лишь только один способ воспротивиться судьбе, предписанной ей ее семьей и обществом.

Другие источники

Перейдите по ссылкам ниже, чтобы просмотреть другие статьи по теме Анорексия:

Расстройства пищевого поведения. Краткий исторический экскурс — Aleksfit.ru

Научный обзор исследований нервной анорексии в психологии здоровья — КиберЛенинка

Екатерина Сиенская — Мир Культуры